Балет и бхаратанатьям

В декабре и январе я занялась очередным полевым экспериментом (первым стало посещение занятий по одисси летом). Везде, где заходит разговор о том, что бхаратанатьям — именно классический танец, как западный аналог всплывает балет. Физическая сложность исполнения, драматическая составляющая, малая доля импровизации и строгая логичная система обучения — достаточно похожести, не так ли? Поэтому первая мысль была такова — можно ли извлечь что-нибудь полезное из западного классического танца для танцора классики индийской?

Для начала я решила найти студию, куда можно прийти позаниматься. Прогресс не стоит на месте и сегодня классический танец преподается для людей разного возраста, подготовки и погружения.

Классический танец — основное выразительное средство балета; система, основанная на тщательной разработке различных групп движений, появившаяся в конце XVI века. Благодаря соблюдению определенных позиций ног, рук, корпуса и головы и точному следованию принципам выворотности ног, вертикальности тела и изоляции различных его частей, движения классического танца стремятся к геометрической ясности.

В балете мир разделен на две части —  или ты занимаешься настоящим балетом с 4 лет и танцуешь на настоящей сцене, или вынужден ходить по кружкам с названиями вроде балет для взрослых, балет для энтузиастов, балет для всех и выступать на любительском уровне…  Исходные (идеальные) физические данные очень важны и вырастить их в себе взрослому практически невозможно. Главный вопрос, как всегда, какую цель преследует занимающийся человек и как далеко он хочет зайти? Вариантов, кроме любительской сцены, много — похудеть, приобрести красивую осанку, потрогать детскую мечту стать балериной, разнообразить имеющийся фитнесс или узнать что-то новое для постановки в другом танцевальном стиле и т.д.

Танцевать могут все. Но далеко не все способны стать профессиональными танцорами, владеть техникой танца. Точно так же, как все могут бегать, но не все могут стать профессиональными бегунами-атлетами. (c) Jon Lehrer, Lehrer Dance Company

В бхаратанатьяме это разделение тоже есть, но оно не такое жёсткое, возможно потому, что у нас есть огромный блок танцев, где техника не столь важна. Почти все известные танцоры начинали заниматься и танцевали свой арангетрам в очень юном возрасте — 6-12 лет, но выйти на профессиональную сцену можно и после перерыва, и в весьма преклонном возрасте. Как, впрочем, и танцевать просто для собственного удовольствия.

Исторические соприкосновения

В истории возрожденного бхаратанатьяма балет оставил много следов. Рукмини Дэви Арундейл (наверное, не нужно писать кто это 😉 ) восхищалась Павловой, всемирно известной русской балериной, в своих воспоминаниях она пишет: «..когда я увидела танец Анны Павловой, я была покорена его красотой сразу и навсегда. Это была первая форма западного искусства, которая нашла немедленный отклик в моей душе.» И под впечатлением от него молодая девушка из Мадраса начала заниматься классическим танцем (в возрасте 30 лет), достигнув в этом определенных успехов.

Я никогда не забуду ее, так как именно она показала мне великий потенциал возможностей, заложенный в танце, как виде искусства. До того, как я встретила ее, я понятия не имела, чем буду заниматься в жизни, — она показала мне мой путь и поставила на него. Я училась балету у Клео Норди в течение нескольких лет, я усердно работала, но никогда не выступала. Я танцевала только для себя и иногда для друзей, совершенно неформально. (с) Рукмини Дэви Арундейл о себе, полный текст в переводе Н. Савельевой

В последствии, обучаясь уже бхаратанатьяму (садиру), Рукмини Дэви отмечает: «Адаву я делала без труда, так как мое тело было гибким и пластичным после суровой балетной подготовки.» Её учитель, Минакшисундарам Пиллей из Панданаллура, взялся за обучение девушки из браминской семьи после долгих уговоров и имел крутой нрав. Думаю, если бы Рукмини Дэви была восторженным, но неподготовленным человеком, их сотрудничество не продлилось бы долго — известным гуру просто скучно заниматься базовыми вещами. Ещё одна цитата: «Я очень много работала. Занятия начинались рано утром, около 7 часов, а заканчивались иногда только в 7 часов вечера, с одним часовым перерывом на обед. … Рутина была страшная, но мое тело было хорошо натренировано, и я справлялась.»

Вот уже после этого понимаешь, что надо, как минимум, попробовать балетную подготовку, тем более что за прошедшее время балетная техника сильно продвинулась и современные примы танцуют (учатся этому!) гораздо более технично, чем в начале века.

Как это выглядит

Итак, я обошла несколько мест, где взрослым, незнакомым с балетом гражданам предлагают погрузиться в волшебный мир пуант и пачек, выбрала самое адекватное и приступила к эксперименту. Поскольку я никогда не мечтала стать балериной и даже зрителем случалось быть нечасто, то в классе меня ждало много открытий. Оговорюсь — всё ниже написанное касается преподавания балета взрослым «с улицы».

Во-первых, первый час занятия состоял из вереницы маленьких комбинаций. Каждый шаг, каждое движение имеет название на французском (в балете используется преимущественно французская терминология) и они свободно комбинируются под музыку. Общих правил немного и они кажутся простыми, но как и в бхаратанатьме — только кажутся. Примерим на себя — грудь вперед, плечи вниз, за лопатками зажать, нижние рёбра втянуть, попу в кулачок, голову выше, поясницу не прогибать, колени выпрямить, носок тянуть, локти выше запястий, в подмышках воздух. В такой невероятно изящной конструкции нужно прослушать предлагаемую связку (набор французский слов 🙂 ) и сделать нужное количество повторений под аккомпанемент. А потом — другой набор, еще и ещё. Часть делается у станка, к концу занятия переходим на центр зала.

Оказывается, взрослые встают на пуанты только после года-двух регулярных занятий — когда в ноге нарастут и окрепнут нужные мышцы. В противном случае риск травмы практически 100%.  Поэтому если вам обещают «быстрые» пуанты — это  непрофессионализм или желание срубить денег.

Это называется экзерсис и (как подсказывает википедия) он составляет основу любого балетного класса, способствует развитию силы мышц, эластичности связок, воспитанию выворотности, устойчивости и правильной координации движений.  Выработанный веками урок классического танца практически неизменен по своей структуре: ученики и взрослые артисты выполняют практически одинаковые базовые элементы в схожей последовательности: с повышением уровня мастерства от года к году меняется лишь темп (скорость исполнения движений), координация (сочетание движения ног с движениями рук, корпуса и головы) и насыщенность комбинации, строящейся вокруг базового элемента (для пущей понятности оставляю здесь ссылку на открытый урок в Большом театре в рамках Мирового дня балета).

Самое родное и понятное из элементов — это, конечно, plié, общепринятое французское название для движения ног, которое по-русски обозначается словом «приседание», в его двух вариациях — demi-pliе — оно же араманди, и grand plie — мураманди.

Думаю, что мне очень повезло с преподавателем — во время класса Татьяна не просто говорила, что делать и покрикивала издалека «выше руку» (как другие), но успевала подойти к каждому ученику и буквально пальцем ткнуть в лопатки, придержать взлетающее бедро или обратить внимание на внезапно согнутую коленку. И что самое фантастическое — не уставала это делать из занятия в занятие даже с новичками вроде меня. Подобный плотный контроль на начальном этапе приводил к тому, что целый час тело находилось в максимально приближенном к правильному положении и запоминало, постепенно перестраиваясь. В начале было сложно даже достичь правильности (во всех местах одновременно, см. список выше), к концу второго месяца мне хватало указания — что отвалилось, чтобы поправить. Страшные французские слова, впрочем, я так и не запомнила, приходилось подглядывать за соседями по станку.

Во-вторых, час партера или экзерсис на полу. Это смесь тех же движений, но лежа, с йогой и пилатесом, для развития гибкости и закачивания нужных мышц. Кажется, что он должен быть гораздо легче, потому что сила притяжения действует меньше когда лежишь — только  руками-ногами шевели, но нет. Когда под спиной оказывается беспристрастный пол, то сосредоточенность на ровности спины возрастает в разы, а те самые руки-ноги становятся неподъемными. Отдельная боль — шпагаты. Во время напольных упражнений поняла, что бхаратанатьям прокачал мне спину (она сильная, но недостаточно ровная, поясница все время норовит уползти), но совершенно не тронул пресс и гибкость. И ахилл нарос хороший, растянутый 🙂

Выводы и предложения

В глаза бросаются общие подходы — последовательность упражнений от простого к сложному (от тат-адаву к сложным группам и комбинациям) и комбинирование базовых элементов в связки, необходимость держать руки всё время на одном уровне (легкое запястье и правильное положение локтя — фактически хаста и натьяарамбе), положения головы привязаны к движениям, «собранный» корпус для легкости, позиции ног (в которых смертельно важна выворотность — рабочий диапазон коленных и тазобедренных суставов). И получается, что балет сложнее бхаратанатьяма, он более требовательный к физической подготовке, за счет неё любое самое простое движение выглядит красиво. Наращивание выносливости примерно на одном уровне, эмоциональная подача — в бхаратанатьяме сильнее. И оба — очень красивы в исполнении профессионалов!

В балетной терминологии есть такое понятие как ballet master (mistress ) (на русском — балетмейстер-репетитор) — это человек, в обязанности которого входит разучить с труппой партии и кто где стоит. Он (она) не будет править технику, потому что танцовщик уже выбран для выступления. Просто разучит движения.

Балетная подготовка сильно помогает или поможет в индийской классике — такие вещи как ровная крепкая спина, достаточно развёрнутые пятки в араманди  (продольный и поперечный шпагат смотрят на тебя, дорогой друг!), крепкий пресс для поворотов и т.д. — никогда не будут лишними. В методологии преподавания тоже есть чему поучиться: постоянная тренировка памяти на комбинации, лево-право и сколько раз позволяет практически мгновенно запоминать длинные партии. Представляю, как быстро человек с заточенным мозгом сможет запомнить тиллану или джатисварам — максимум два занятия! Присутствие живого аккомпаниатора (или его цифровой версии) развивает музыкальность и чувство ритма — с самого первого занятия Татьяна обращает внимание, что надо музыку слушать, следовать ей и её характеру. Для меня это оказалось довольно сложным — слишком привыкла под стук/счет и ухо мучительно выискивало уже не столь очевидный ритм в западной музыке.

Hemu's Bharata Natyam Arangetram

Лейтмотив всего балета, его суть — это лёгкость. Человеческое существо невесомо парит над землей, не показывая ни малейшего усилия, для это нужны и странные неудобные позиции ног, и пуанты, и нежные руки, и легчайшие прыжки. Никто не говорит, что легко самому танцору, нет, все для ощущения зрителей. И вот уже несколько сотен лет находится и оттачивается физика движения, которая позволяет создать волшебство. А вот каким словом можно описать суть бхаратанатьяма — я пока не могу сказать. Эксперимент продолжается!

*спасибо интернету за предоставленные фотографии!

3 комментария
  1. Елена Винниченко

    Спасибо за статью. Тема давно носилась в воздухе — вы ловко её ухватили:)
    Чуть-чуть дополню, если позволите:) Вспомнила, как на мой МК пришла профессиональная балерина и что у нас получалось и не получалось:)

    В балете и бхаратанатьям действительно много общего. В первую очередь, системность постижения и подход к обучению.
    Разницей в балетной и индийской подготовке становиться совершенно разное «простраивание» тела и пластики движения. Фигура танцовщицы бхаратанатьям сильно отличается от фигуры балерины — тело нацелено на разную работу. Там, где в балете будут плавность и амплитуда, в бхаратанатьяме будут четкость и резкость, даже в более мягких школах и направлениях танца. Темп движений бхаратанатьям также (в целом) выше балетного — за счет той самой резкости взамен амплитуды движения. Во многом это также объясняется тем, что движение в балете ориентировано в первую очередь на музыку, а в индийском танце (любом) — в первую очередь, на ритм.
    Насчет запоминания длинных партий — вот тут существующие индийские методики, на мой взгляд, опережают европейские.Дело в том, что запоминать последовательность ритмических сочетаний сильно легче, чем последовательность движений. Так что, потренировав мозги на запоминание счета и зная примерную структуру танца, запомнить тиллану или джатисварам за пару занятий будет не так уж сложно (личный опыт:)

    1. Alta

      Спасибо за столь интересный комментарий! Все таки преподаватели видят ситуацию с совсем другой стороны, чем ученики.
      Никак не получалось сформулировать точно, в чём же отличие — а вот вы написали про музыку и ритм, и происходящие из этого особенности движения, и сразу стало чуть понятней. Наша резкость и четкость, как мне кажется, в балете есть только в работе ног.
      А про запоминание — это больше построение урока, то *как* учат запоминать, а не *что*. Если на каждом занятии тренируется память (даже не впрок, а сделал-забыл), то неважно — счет, последовательность движений или слова на санскрите 😉

      1. Елена Винниченко

        Да, я тоже наблюдала резкость и четкость в балете (по крайней мере, в классическом) в основном, в работе ног. В бхаратнатьям на это работает все тело, включая глаза и мозги:)
        Насчет запоминания — ещё дополню. В балете такой разработанной теории, как в бхаратанатьям — нет. Она там не нужна, не сформировалась. Поэтому при постижении бхаратанатьям приходится учить в разы больше, чем в любом другом танце (может быть, исключая фламенко). В этом и сложность танца дополнительная, но и его оригинальность, интересность. Запоминать и применять приходится очень-очень разную информацию на разных уровнях восприятия и воспроизведения. Простой пример: учим асамьютту. Нужно: 1) сложить руки в жесте, натренироваться делать это быстро и хорошо — запоминание на уровне физического тела, мышцы и мышечная память, кинестетика 2) запоминание на уровне образа — как я вижу свой жест и себя с этим жестом, визуальная составляющая 3) запомнить название жеста и его перевод, интеллектуальная составляющая + вербальная составляющая, жест надо произносить речетативом — он вообще включает какие-то особые доли мозга (вот честно, мамой клянусь:) 4) включить эмоциональное наполнение жеста (сделать его с абхинайей) — эмоциональная составляющая.
        И так 28 раз подряд — только для начала:)

        Это я, конечно, не к тому, что бхаратанатьям лучше балета или безумно сложнее его. В каких-то местах сложнее, в каких-то проще. Классика есть классика. Но к тому, «как» учиться теория и «что» вы учите, хотя иногда и не осознаете это:))) Память тренируется и там, и там — но сильно по-разному. И результаты разные будут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*