Большое индийское путешествие, день 5

Намасте! Продолжаю отчитываться о поездке в Индию. Сегодня в программе — страшные аскезы, крышесносные внезапности, леденящие душу индийские поезда и духовные искания. Внимание к постам товарищей по приключениям и вдохновляет, и тормозит одновременно, никогда еще написание не требовало столько сил 😉

Пятый день нашего путешествия начался в 4 утра, потому что расписание еще в Москве претерпело очередной неприятный кульбит, и поездка в Чидамбарам с группой в него вписываться перестала. Но такой мелочью меня было не остановить — не вместе со «старшими товарищами»? Окей, я поеду одна. Да, на чертовом индийском поезде. Да, пять с половиной часов в одну сторону. Основная группа проводила этот день в Махабалипураме, с купаниями в океане, морепродуктами,  исторически-познавательной информацией и тотальным релаксом, как бы подготавливаясь к короткому перелету в Кералу для более основательного отдыха.

Лирическое отступление: если вы в каком-нибудь путеводителе увидите, что Чидамбарам находится в пригороде Ченная, плюньте в эту страничку сразу же!

В номере еще благоухали связки жасмина из вчерашней школы, а я уже кралась вниз. Карман оттягивал билет на поезд, а в ворот отеля ждал Сурья, вызвавшийся отвезти мадам до вокзала и проследить, чтобы она села в нужный поезд. Пять утра, уже светло, но еще не жарко, и я неуклюже первый раз в жизни забираюсь на байк. Ну не вызывать же такси ради такой ерундовой поездки?

И тут я должна остановиться, перевести дух и со всей ответственность заявить, что обычное перемещение из точки А в точку Б оказалось концентрированным счастьем! Совершенно не поддается описанию, потому что нет таких слов (с). Вы только представьте — свежайшее утро, умопомрачительный восход справа по курсу на Марина бич, некоторое количество машин, авторикш и мопедов (добавляли экстрима и удивленных взглядов), запахи рыбы, цветов, океана и приключений, неизвестность, скорость, ветер в волосах и кочки! О господи, лежачие полицейские, на которых подпрыгиваешь на полной скорости и пытаешься попой ухватить сиденье покрепче 🙂 Я чувствовала себя необыкновенно живой, настоящей и самую капельку всемогущей. Полчаса как из фильма (до боли напоминающем «The Perks of Being a Wallflower»), хотелось отпустить худые ребра Сурьи, раскинуть руки и завопить от переполняющего душу восторга.

This one moment when you know you’re not a sad story. You are alive. And you stand up and see the lights on the buildings and everything that makes you wonder. And you’re listening to that song, and that drive with the people who you love most in this world. And in this moment, I swear, we are infinite.
― Stephen Chbosky, The Perks of Being a Wallflower (кто не смотрел — горячо рекомендую, в русском переводе «Хорошо быть тихоней»)

Очень хотелось еще, а потом вернуться в отель и проспать по полудня (ранние подъемы всегда лишают меня сил), но в планах был суровый индийский вокзал. Как специалист еще из первой поездки (в которой мы проводили в поезде каждую вторую ночь), могу обобщить — это всегда что-то среднее между стройкой и ночлежкой. Если на вокзале не спят в разных позах на полу и любых поверхностях граждане с разномастным багажом — проверьте, может быть вы уже в другой стране. Ажурные металлические конструкции, натертый до блеска цементный пол, истерическое освещение внутри и набирающее силу солнце снаружи, сотни людей с мешками, тюками, сумками и детьми — добро пожаловать на старейший вокзал Ченная. Разумеется, я попробовала в качестве эксперимента самостоятельно найти свой поезд — увы, он оказался на совсем другом пути и назывался не так. Про нумерацию платформ я умолчу, ибо ничто не воспитывает оптимизм, сообразительность и силу духа как индийские железные дороги. Вокруг кипела утренняя жизнь — между путей ходили женщины в ярких сари, на окраине мылись загорелые юноши.

Наконец, я уселась на место, где предстояло провести пять с половиной часов. В памяти еще были свежи битком набитые вагоны со свисающими из окон ногами, подозрительнее мешки (вы знаете, как в Индии перевозят тела умерших родственников?) и навязчивые незнакомцы, а страшные истории про угощение белых женщин снотворным с посредствующим ограблением и вовсе не забывались. Но индийские боги, видимо, взяли меня под крыло — билет был в приличный вагон, не новый, но вполне чистый. Ехать предстояло с пожилой семейной парой; тремя поколениями тамильских красавиц — бабушкой, дочкой и внучкой, а так же  молодой семьей с очень шустрой принцессой лет трех. К тому же Сурья снабдил меня «тревожной кнопкой» — мобильником с местной симкой и обещал дистанционную языковую поддержку. Не то чтобы я действительно собиралась ей воспользоваться, но иметь в кармане маленькое доказательство контроля ситуации реально успокаивало.

По английски в вагоне не говорил никто, а моего тамильского запаса из двух слов явно не хватало, поэтому Сурья также объяснил присутствующим кто я, куда еду и что в Чидамбараме нужно будет высадить. Спасибо ему огромное (и моим невольным соседям!), потому что всю поездку бабушки не спускали с меня глаз и самолично проводили до двери на нужной станции.

Я разглядывала их тонкие золотые цепочки-матталь, ведущие от волос к серьгам, слушала звон пайяль на ножках девочек, вдыхала запахи жасмина и масел, а за окном проносились зеленые поля штата Тамилнад.  Тамильские женщины полны достоинства — они разглядывают молча, очень внимательно, и поймав взгляд, улыбаются, покачивая головой (это чудесное движение подхватываешь очень быстро, и оно полно скромного изящества). Внучка обтирала бабушку мокрым платочком, папа качал принцессу в колыбельке, мастерски сделанной из двух простыней, и подвешенной между полками, изредка проходили женщины с фруктами, орешками и чаем. Мир был поставлен на паузу, и мне оставалось только созерцать. Из соседнего вагона просочились по верхним полкам несколько мальчишек и спустив вниз самого умного, заставили исполнить обязательную (очень короткую) программу знаний английского языка. Ответы их не очень интересовали, а вот барбариски нашли горячий отклик.

Однако, пора выходить, и спустя один прыжок я начинаю плавится на пустынной платформе. Полдень. В переходе над путями вижу небольшие башенки почти на горизонте, и сердце начинает биться чаще — Тиллай! Дальше, конечно, получилось глупо — выйдя из здания вокзала, гопурамы я уже не увидела, но рассудив, что они вряд ли куда-то делись, решила пойти пешком, — ведь карта говорила, что до храма совсем не далеко.  Чидамбарам (а это прежде всего название города, а храм местные понимают как Nataraja temple, «Койл» (храм) или Тиллай) очень маленький провинциальный городок, разделенный на две части железной дорогой. Та, по которой я бодро шагала под палящим солнцем, и пропитывалась пылью, усталостью и паранойей, имела своим центром 16 гектаров храмового комплекса, но гопурамы (огромные башни-ворота в южной архитектурной традиции) почему-то не были видны, поэтому когда до боли знакомый вид выпрыгнул из какого-то переулка, — я очень удивилась. И удивилась еще раз, обнаружив что википедии всё-таки надо доверять больше — храм был закрыт с 12 до 16. У меня образовалось четыре часа свободного времени.

Лирическое отступление: наверное, читатели_не_танцоры моего блога удивятся, что это я так решительно и настырно рвусь в небольшой городок штата Тамилнад (и очень надеюсь, что танцорам это объяснять не надо!). Рассказываю — если Ченнай считается важным местом для танцора бхаратанатьям, как место зарождения и формирования танцевальной традиции и культуры, то Чидамбарам — это еще более крутое место, овеянное уже легендами и историей.

История Чидамбарама ведется примерно с II-III в. до нашей эры, он упоминается как уже действующий, а наивысшего расцвета достигает в правление династии Чола — XI-XIII вв. (вероятно, служба в храме не прекращалась с тех пор). Вот здесь очень интересный перевод с сайта одного из дикшитаров, в котором объясняется уникальность Тиллая, архитектурные особенности и их смысл. Дикшитары — особая группа жрецов-браминов, которые, согласно преданию, являются потомками 3 тысяч североиндийских священников, приглашенных царем династии Пондья из Кашмира в VIв. н.э. Им, как знатокам священных писаний и хранителям Чидамбарама, поклонялись тамильские поэты-святые наянмары, описывая элементы космического танца как духовной доктрины, так и повседневной храмовой практики. Именно из этого места, почитаемого в Тамилнаде как центр мира, началось распространение иконографии Шивы Натараджи как Властителя танца — визуальной интерпретации и символического синтеза наиболее важных аспектов индуизма и главных принципов ведической религии (чтобы окончательно прогрузиться, рекомендую книгу физика Фритьофа Капра «The Tao of Physics» (есть русский перевод). Концепция персонализированного божества, создающего и разрушающего Вселенную в танце и способ поклонения ему через подражание этому танцу — вот основной вклад этого небольшого теперь города в культуру и историю Индии. Канонический вид танцующего бога, теперь копируемого и тиражируемого далеко за пределами Индии, окончательно оформился в Х в., а следы проходят через всю тамильскую литературу.

Танцующие стопы, звон бубенцов на них,
Песни, что поются, и движения,
Форма, которую принимает наш Владыка в своем танце —
Найди ее в своем сердце, чтобы оковы разрушить!
Тирумулар, тамильский святой и поэт

Это богатство скрывали крашеные синим ворота и неумолимое расписание. «Приходите к четырем!,» — жизнерадостно улыбнулся мне пухлый юноша-дикшитар. Поскольку места тихо посидеть и подождать в Чидамбараме я не увидела, то стала развлекаться как умею — например, обошла территорию по периметру, фотографируя каждые из четырех ворот храма. Иногда, совсем обессилев, присаживалась на порожек какой-нибудь лавки, но это привлекало слишком много внимания, поэтому я вернулась к восточным воротам, забилась в щель и даже оттуда ломала головы местным жителям и прибывающим на автобусах паломникам со всей Индии и даже Шри-Ланки —  писала в тетрадке размашистым почерком.

Подумалось, что происходящее очень напоминает мою личную ситуацию с бхаратанатьямом — я не могу просто приехать вовремя и со всеми, получить удовольствие, попозировать на фоне и спокойно уехать. Нет, обязательно будет драма, преодоление, терзания и сомнения. Мучительные круги по жаре и пыли, усталость, граничащая с отупением, полный упадок сил — и только тогда тебя пропустят в святая святых, где ты уже будешь даже не в силах удивляться, радоваться или негодовать. И все же обрадуешься и удивишься. Очень сильно.

Внутри Тиллай тих и сдержанно красив — караны на внутренней части ворот, горячий камень, лучи света, пронзающие дым благовоний. И немного волшебства, для которого нет слов…

Глядя на твой танец, я буду восхвалять тебя,
В пении и танце я буду звать тебя плача, о Господь, первый среди Трех!
Ты, благодаря которому закончились страдания тех, кто поет тебе гимны,
О Танцор Тиллая, Чидамбарама,
Даже я пришел смотреть на твой танец!
— Аппар, тамильский поэт и святой

Время пролетает совершенно незаметно, и на дверь мне указывают просто и очевидно: на этот раз достаточно. Быстро темнеет, над храмом повисает тонкий полумесяц, прохлада, в которой струятся бхаджаны Шиве, а за воротами — сущий Лас Вегас, попрошайки, торговля, крики, музыка из лавок. До поезда еще четыре часа, которые я коротаю на вокзале с гекконами, пытаясь не заснуть.

***

Чтобы не разочаровывать читателей, положу здесь ссылки на разное-интересное. По всем отчетам кочуют варианты истории и преданий, но самый заслуживающий доверия вариант по ссылке выше.

Панорамы храма 360 с разных точек, английский гид не работает, внизу можно выбрать место, включая те, в которых нельзя снимать.

Видео от одного из дикшитаров, фоном песня, так же места из запрещенных к съемке, а в конце те самые храмовые колокола.

Устройство храма, план и описание.

Отчет о поездке 2006 года с фотографиями, бонус — рассказ о танцевальном фестивале Nrityanjali.

Впечатления с фотографиями, пуджи 2014.

Паломничество йога по пяти важнейшим храмам Тамилнада, включая Чидамбарам.

Отчет с посещением крыш, трансцендентно немного, 2005.

Исчерпывающий рассказ представляет Википедия (на англ.)

***

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*