Заметки (март 2018)

Записки про танцевальную жизнь - март

«Это невозможно!» — сказала причина.
«Это безрассудство!» — заметил опыт.
«Это бесполезно!» — отрезала гордость.
«Не порвусь!» — упрямо повторил генерале. (c)

Два года назад, в день рождения Рукмини Дэви я решила таки выйти на широкую тропу интернета со своим дневником. Первый пост — он и сейчас на месте — был о концерте Гульфама Сабри и его учеников в посольстве Индии. Сейчас Гульфам-джи закончил контракт и покидает Москву, а я вновь выхожу в эфир после некоторого молчания. Где-то в процессе развития блог потерял то, ради чего затевался — персональный взгляд и личный опыт. Нет, переводы и посты обо всем индийско-классическом тоже люблю (но есть много людей, которые могут/пишут об этом гораздо лучше), но пришло время писать о том, о чем никто больше не сможет.

Нелегко говорить открыто и откровенно о том, почему и сколько не получается, о проблемах и сложностях, я знаю, честность иногда выглядит как бесконечный поток нытья, а «успешные» блоги позволяют себе такое только в связке с «головокружительным успехом». Taste of alta не может похвастаться оригинальным слогом, свежими идеями, сотнями красивых фотографий с собственных выступлений и репетиций, полезными советами с высоты многолетнего опыта и много еще чем. Но, — «…если хочешь осознать и прочувствовать свою роль в этом мире, — пиши. Постарайся выразить душу свою в написанных тобой строчках, пусть даже никто их не прочтёт. Или ещё того хуже — прочтёт то, что ты не желаешь доверять чужим глазам. Сам процесс письма помогает упорядочить мысли и более отчётливо увидеть, что тебя окружает. Бумага и перо творят чудеса — унимают боли, укрепляют мечту, возвращают утраченную было надежду. Слово написанное обладает могуществом.» Поэтому ниже несколько тем, над которыми думалось в последнее время.

Провела ряд экспериментов с цивилами людьми, незнакомыми с индийскими классическими танцами, и установила, что они не видят принципиальной разницы между хорошим и посредственным исполнением. Если показывать видео подряд, то можно услышать что-то вроде «здесь более живое и энергичное», «насыщенней», «выразительней». Разумеется, никаких технических деталей никто не замечает, процент «понимания» языка жестов минимальный.

Эксперимент над собой — 1) посмотреть незнакомую хореографию и оценить, а потом 2) ее выучить и пересмотреть. В первом варианте еще как-то получается проставить баллы по положению рук, глубине араманди, качеству на скорости (держа в уме вероятные стилистические особенности), и общей выразительности, но и все, пожалуй. А с выученным танцем открывается дополнительное измерение — правильность исполнения жестов и их соотнесение с выражением лица, аккуратность прихода/выхода из движения, плюс понимание о чем история. Постулат «кое-что танцевать интересней, чем смотреть» начинает играть новыми красками. И ужас от просмотра собственного исполнения, непонятный большинству не_танцоров, растет оттуда, — ты понимаешь, насколько не так это должно быть.

К чему это я — полноценные выводы о качестве исполнения могут делать только профи, которые уже видели-танцевали много и разное,  остальные могут свободно оперировать лишь понравилось/не понравилось. И второй, самый важный — простому зрителю глубоко наплевать на идеальный угол сгиба ладони по отношению к полу, если у исполнителя лицо кирпичом и музыка тоскливая. И только сам танцор решает, каким будет угол сгиба, за который ему не будет стыдно 😉

«…существует три типа танцоров: первые — те, кто считают танец разновидностью гимнастических упражнений, состоящих из безличных и грациозных арабесок; вторые — те, кто сосредоточивается и предает свое тело ритму желаемых эмоций, передавая заученные ощущения или переживания. И, наконец, есть те, кто обращает свое тело в блистающий поток, стихию, полностью подчиненную движениям души.»
© Айседора Дункан

Бхаратнатьям любят сравнивать с йогой и находить сходства. Я тоже нашла 🙂 В классической 8 ступенчатой йоге вся физуха кончается на третьей (асаны) и четвертой (пранаяма) ступенях, и их суть — подготовить тело (что бы оно не мешало) для занятия тонкими духовными упражнениями. Понимаете? Абсолютный контроль каждого кусочка тела только для того, чтобы забыть о нем совсем, идеальная для конкретного организма физическая форма как промежуточный этап для чего-то более важного. И в бхаратанатьяме — контроль, много контроля в технике и на репетициях вплоть до положения мизинчика, чтобы во время танца полностью забыть о физическом «себе» и чувствовать музыку.

Асаны —  неподвижные позы, определенные как «удобные и устойчивые» — можно соотнести с нашими конечными/начальными фазами движения. Та же обескураживающая новичков простота при необходимости значительной ловкости, силы и растяжки для красивого и комфортного исполнения (да, Кришна, танцующий на змее, я смотрю на тебя).

И йога, и танец требуют преданности, самообладания, понимания, сил и времени, но кардинально различаются по вектору. Йога является внутренней работой — человек, Вселенная и коврик, а бхаратанатьям включает в себя зрителя. Каждый, сидящий в зале, становится тем самым зрителем — Зрителем.

Позднопост — еще в прошлом году посетила с дружеским визитом мастер класс Девеша Мирчандани, известного крутого танцора и хореографа (который умеет вот так и вот так). Помимо того, что всегда интересно смотреть, как люди учатся и как учат, сий МК запал одним пунктом — был он про выразительность, не абстрактную, а на примере разучиваемой хореографии, и самой сложно показываемой эмоцией оказалась ревность.

И напоследок хорошая цитата из книги М. Чиксентмихаий «В поисках потока. Психология увлеченности повседневной жизнью». Угадайте, к чему она в этом блоге?

Поток обычно посещает нас, когда человеку требуется все его мастерство, чтобы справиться с задачей. Оптимальное состояние достигается путем баланса между способностями и сложностью. Если задача слишком сложна, человек разочаровывается, начинает беспокоится и постепенно в нем рождается тревога. Если проста — человек расслабляется, затем ему становится скучно. Если задача не сложна, а способности не велики, то человек чувствует апатию. Но когда совпадают сложность задачи и высокое мастерство, происходит глубокое погружение, которое рождает состояние потока в реальной жизни.
Когда цели ясны, результат очевиден, а задачи и мастерство находятся в балансе друг с другом, человек концентрирует свое внимание и полностью погружается в свое дело. Изменяется ощущение времени, кажется что часы летят как минуты. Именно полная отдача потоку, а не счастье, делают нашу жизнь замечательной. Когда мы в потоке, то не чувствуем себя счастливыми, поскольку для этого надо сконцентрироваться на внутренних переживаниях, а значит отвлечь внимание от задачи, которую мы выполняем. Только после выполнения задачи мы можем оглянуться назад с чувством благодарности за пережитые моменты и в ретроспективе почувствовать счастье.
Когда мы отдыхаем или радуемся теплым лучам солнца или общаемся с друзьями — это тоже дорогие моменты, но этот вид счастья очень уязвим, поскольку зависит от обстоятельств. Счастье же, которое мы ощущаем в потоке, мы создаем собственными руками и оно обогащает и расширяет наше сознание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*