Внутри волшебства — RADANCE Company

Как зритель, я уже писала в ноябре о проекте «История одной строкой», потрясающем концерте от RADANCE Company, а сейчас, весной, когда они его повторяют (а вернее, представляют расширенную и улучшенную версию, потому что нет предела совершенству) мне посчастливилось взглянуть на подготовку изнутри и это, поверьте, ничуть не менее интересно. Приглашение на репетицию — сбывшаяся мечта танцевального блоггера, большое интервью с Натальей Раденской — мечта в квадрате! Подробности о будущем концерте и впечатления — далее.

Taste of alta: Как родилась идея концерта «InOneLine. История одной строкой»?
Наталья Раденская: Изначально идеи как таковой не было. Пришло чувство, что танц.компания готова что-то показать. И мы начали собирать материал. Но проект, по моему мнению, как и любое другое дело, нельзя считать запущенным в процесс, пока не найдено ему название. Без названия (имени) нет конкретного вектора действий, есть только эфирное состояние, включающее в себя видения, желания, образы и пробы. Именно название определяет идею дела и выступает в роли фильтра, который отбрасывает всё лишнее и стягивает всё точно необходимое.

О названии.
«История одной строкой» — это расшифровка для русского зрителя. InOneLine – истинное название, потому что звучит правильно. Я долго перебирала красивые и интересные слова из языка хинди и санскрита в поисках ясного отражения того, что было задумано в проекте. Даже звонила своей Гуруджи в Индию, чтобы посоветоваться. Но не было «щелчка», знака, который поставил бы точку в поиске, пока к нам не пришла в гости Мария Лазарева, танцовщица и художник, которая стала делать наброски во время нашего занятия. Общение с Машей и в дальнейшем сделанный ей рисунок, включённый в дизайн нашей афиши, дали мысль о том, что слово «линия» объединяет сразу несколько факторов – линия движения, линия (строка) некой истории, линия передачи традиции… Всё стало на свои места.

ToA: Как подбирались к нему номера и участники?
Н.Р.: Я не подбирала участников. Все танцовщицы – это основной состав нашей танц.компании. Каждая из них – интересный человек, «умное тело», важный и красивый «пазл» в картине проекта. Появление в проекте Кати Зуевой, которая представляет Ростовскую школу индийского танца «Бхарат», связано с номером «Boat to nowhere» (Лодка в никуда), о котором я расскажу отдельно.
Во втором показе к нам присоединится ученица Ашвани Нигама – Нина Неделяева, которая, в силу неисчерпаемого интереса к стилю катхак, решила охватить в своём образовании и гхарану джайпур, поэтому последнее время активно посещает наши занятия. Её участие в проекте – это мотивация для девушки продолжать оставаться в изучении направления катхак.

На прошедшем концерте я захватила большой кусок бэкстейджа и, помимо непосредственно фотосъемки, поглядывала как работает изнутри это творческое объединение — напряженные последние часы перед выступлением обычно отчетливо высвечивают внутреннюю динамику. Уважение друг к другу, доверие, музыка в каждом движении, внимание к мелочам и атмосфера — вот что я вынесла из темных кулис арт-пространства «Шаги».

Сейчас, побывав на генеральной (почти генеральной, девушки репетируют каждый день вплоть до самого 12 апреля) репетиции, я могу сказать, что все увиденное — не случайное стечение обстоятельств, а закономерное развитие или, вернее, стиль общения в RADANCE Company.

От самого входа слышен звон гхунгру, он как путеводная ниточка в мир прекрасного на втором этаже. Небольшой, но светлый зал, с деликатными деталями, придающими уют — Натараджа, приглядывающий за девушками с подоконника, цветные подушки, портрет гуру, живые цветы… Ощущение делают мелочи — для меня все посещение сложилось именно из небольших деталей, рисующих общую картину, и которые говорят громче, чем любой рекламный плакат. Не «зал для репетиций», а второй дом. Не «проект», а удовольствие. Коллектив, создающий гармоничное шоу-повествование, где номера перетекают из одного в другой на уровне ощущений и мелодии, не может быть другим в повседневной жизни.

Мой внутренний маньяк-стилист получил большое эстетическое удовольствие от белых тренировочных камизов у танцовщиц и уравновешивающих их хлопковых сари благородных темных тонов у музыкантов. Сочетание зала и тех, кто в нем танцует, а также инструментов — и тех, кто на них играет, и Наталья — как объединяющих их огонь вдохновения 😉

Форма определяет содержание или наоборот? Ведь атмосфера в коллективе — это не только коврики и печеньки. Это отношение — пунктуальность, гостеприимность, умение слушать и договариваться, поддерживать и понимать, веселиться и сопереживать.

ToA: На репетиции я увидела очень творческое и в то же время бережное отношение к музыке, как вы пришли к необходимости живого исполнения?
Н.Р.: Живая музыка в индийском классическом танце, особенно в катхаке – это часть танца. Многие звуки и слоги (bols) адаптированы в танце именно благодаря инструментам: звуки табла, звуки пакхаваджа (та, тхей, гхин, дхин… ) и понимаете насколько всё звучит и смотрится по-другому, когда это родство проявлено на сцене? Поэтому, если будет хоть малейшая возможность, делать наши проекты с музыкантами, мы будем всегда ей пользоваться. Другой вопрос – не все музыканты хотят или готовы к подобным проектам. Поэтому я считаю себя счастливым человеком, нашедшим прекрасных людей и создавшим команду музыкантов, готовых к сотрудничеству, импровизации и совместным творческим поискам.

ToA: Что из традиционного вы решили оставить и что из экспериментального внести?
Н.Р.: Я думаю в этом вопросе смогут разобраться только те, кто знают и понимают, что такое традиция в индийском классическом танце. Для остальных зрителей – это будет «история одной строкой» в стиле катхак. Моей целью является не проводить грань между танцем катхак вчера и сегодня, а представить версию пластичного перехода традиционной индийской культуры танца в наши дни.
На самом деле тема «Традиция и эксперимент» для меня самая важная и интересная, именно ей посвящена вся творческая работа нашей танц.компании. Поэтому, это тоже отдельный разговор… бесконечный…))

Концерт — мероприятие краткое, как взрыв прекрасного в спокойном течении жизни. Все по максимуму, все на взлете — для человека, который, прямо скажем, не часто общается с живой музыкой, вроде меня. На репетиции я прикоснулась к этому уже в более размеренной рабочей плоскости, но всё равно не смогла не удивляться, когда рядом люди спокойно, весело и даже чуть-чуть азартно делали невероятное.

Говорить сложными ритмическими речитативами (и повторять их и рукам, и ногами!) — ✓
играючи перебирать раги и тональности, выискивая подходящую к настроению и запросам — ✓
держать в голове несколько отрепетированных вариантов и концертную версию — ✓
просчитывать ритм в совместной импровизации — ✓
подхватывать и улучшать номер на лету — ✓.

Два с лишним часа плотнейшего (практически бок о бок 🙂 ) погружения не просто в музыку, а в живое исполнение и творчество, равноправное партнерство движений и ритма. Начинаю понимать индусов, которые считают музыку проявлением божественного начала, слиянием духовного и физического, и занятием благочестивых людей с глубокими знаниями. И завидовать девушкам, которые так репетируют уже не в первый раз.

Традиция,  о которой я пока только читала — музыка и танец в тесной связке, когда одно невозможно без другого, каждый день, и концерт — как вишенка на торте — вот чем меня с потрохами покупает этот проект, и дай боже дожить до такого же уровня концертов южноиндийского танца в Москве!

Индийская классическая музыка — одна из древнейших комплексных музыкальных традиций мира. Её истоки традиционно связывают с Ведами, в первую очередь с «Сама-ведой» (II тыс. до н. э.), останавливающейся на музыке подробнее других Вед и прочно связывающей истоки музыки с религиозно-магической практикой индуизма.
Звуку, признаваемому божественным даром, приписывалась способность сильного воздействия — как возвышающего, так и разрушительного характера, поэтому некоторые раги считались наделёнными магическими свойствами — они были способны оказывать чудодейственное воздействие на природные явления, на животных и людей: вызывали дождь во время засухи, укрощали змей и разъярённых слонов, становились причиной пожара и т.д.
(с) Акопян К. З. «Мировая музыкальная культура»

За чем я никогда не устаю наблюдать в любом коллективе — работа гуру, учителя. Выстраивание вертикальных отношений — сложная работа в обе стороны, и некоторые нюансы проявляются со временем, но то, что можно «ухватить» невооруженным взглядом в RADANCE Company — четкое виденье проекта, без «прогибания» под него всех остальных, открытость и готовность к диалогу, организованность до самых мелочей, желание сделать больше и полнее. Одна фраза солистке «Делай как чувствуешь, чтобы было органично, я тебе доверяю…», как мне кажется, говорит сама за себя…

Наталья, несомненно, лучшая в своем деле — как и полагается учителю, но при этом рядом с ней не страшно танцевать, пробовать или даже ошибаться. Она тащит за собой не только словом, но и делом — репетиция ее соло, которая переросла в нечто невероятное, веселое и крутое — настоящее благословение даже для простых «сидячих» зрителей!

Отмечу и прозрачность коллектива в интернет-пространстве. Я еще помню себя в поисках танцевальной школы, когда найти что-то работающее и актуальное было практически нереально, поэтому толковый сайт (стильный внешне и безумно интересный по содержанию — чего стоят только статьи из раздела «Библиотека» и обучающие видео!) и активное представительство вконтакте очень радуют. Не только свежестью информации, но и щедрыми кадрами/видео/размышлениями «из-за кулис». Можно сразу «примерить» на себя, понаблюдать и понять, что там занимаются не небесные апсары, которые родились с идеальными поворотами и встроенным таткаром, а вполне земные существа, которые учатся, смеются и растут над собой. Иногда это важно 😉

ToA: Чем будет отличаться весенний концерт от осеннего?
Н.Р.: Не многим… Будут добавлены бхаджан и несколько технических композиций в темпе «друт» (быстрый темп). И, надеюсь, благодаря этим «вставочкам», идея проекта проявится ещё сильнее.

ToA: Были ли какие-нибудь трудности при подготовке проекта?
Н.Р.: Они всегда есть, потому что идёт «материализация» тонких вещей. Как я отметила выше, всё начинается с некоторых образов, «эфирного» состояния (не с точки зрения физики, а с точки зрения высших материй). В воображении всё всегда красочней, сильнее и чище. Когда начинаешь воплощать эти красивые вещи в плотном мире, осознаёшь, что не всё и не всегда можно объяснить словами и, как результат, сталкиваешься с недопониманием окружающих. Этот процесс «перевода» тонкой красоты в красоту ментальную и физическую труден и иногда мучителен. Даже сейчас я не уверена, что меня понимают…

Что сказать в заключение? Маленький эксперимент с проникновением в повседневную жизнь танцевального коллектива удался, чувствую, как будто совершенно внезапно угостилась большим куском ~духовного~ яблочного пирога и кофе с кардамоном 🙂  Спасибо!

Мы с Натальей очевидно не договорили о восприятии и подготовке московского зрителя, об экспериментах, о соотношении готовой хореографии и импровизации, но я думаю, что это будет гораздо интересней прочитать после концерта на сайте RADANCE Company — продлить послевкусие концерта и узнать что-то новое или же старое, но с новой стороны. А пока — не откладывайте покупку билетов, ведь 12 апреля вас ждет настоящее волшебство — одной строкой!

В концерте принимают участие:

Основатель RADANCE company и инициатор проекта – Наталья Раденская

Танцовщики:
Оксана Вишневецкая
Алла Шокодько
Мария Брусникина
Алина Миронова
Вера Ильина
Мария Вольская
Наталья Яценко
Екатерина Зуева
Нина Неделяева

Музыканты:
Геннадий Лаврентьев (скрипка, табла)
Иван Муралов (ситар, вокал)
Мария Крижановская (гармоника, вокал)
Юлия Белоусова (табла, пакхавадж)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*