Заметки (май 2018)

никто не знал что я танцую
все думали что это я
стою работаю гуляю
сплю ем хожу сижу лежу
(c) sohas

Новый очень личный пост про занятия и около_танцевальное в мае (с небольшим заползанием в июнь), заметки, наблюдения, миллион ссылок, немного сетований и пара цитат.

Тайна блогерского затишья в мае теперь может перестать быть тайной — весь месяц наша школа «Натья рекха» усиленно готовилась к выступлению на летнем базаре индийского посольства. По ряду причин оно не состоялось (о чем лично я глубоко сожалею и переживаю до сих пор), но много недель подготовки натолкнули на пару интересных мыслей, которыми делюсь в рамках рубрики «заметки с занятий».

Сам себе rasika?

Невероятная Индия, невероятный базар 2018

В профессиональной деятельности мне не приходится выступать публично — последним мероприятием подобной степени серьезности была защита диплома (а танец на концерте в Латвии в прошлом году носил яркий вкус нереальности и оценивался сознанием по иным критериям). И делать я это, в виду неопытности и несклонности к чужому пристальному вниманию, разумеется, не люблю, поэтому первой мыслью было деликатно «пропустить» базар под соусом из «не готова» и «пусть кто-нибудь другой».

Но теория бхаратанатьяма и старшие товарищи отмели эту возможность всего двумя словами, тесно переплетенными между собой — rasika и опыт.

Некоторые говорят — «я не хочу выступать, я занимаюсь для себя». Не буду оспаривать право людей распоряжаться своей жизнью и временем самостоятельно, но в бхаратанатьяме важно понятие rasa и вытекающее из него rasika — зритель. Ведь индийский классический танец — это не просто движения под музыку, это генерирование особых эмоций и разделение, сопереживание их со зрителем.

Rasa — буквально означает с санскрита «сок, суть или вкус». Им обозначают концепцию, которая присутствует в любом виде индийского искусства и пробуждает эмоции или чувства в аудитории, но не может быть точно описана.

Теория rasa упомянута в Натья шастре, но более полное ее истолкование для изобразительных искусств можно найти в трактате философа-шиваита Абхинавагупты — комментариях к Натья шастре. Согласно им, развлечение — желательный эффект от искусства, но не главная цель, она же в том, чтобы каждого зрителя перенести в параллельную реальность, полную чудес и блаженства, чтобы там он испытал восторг самоосознания и поразмышлял над духовными и моральными вопросами. Или же просто даровать отдохновение и облегчение уставшим, обезумевшим от горя, обремененным страданиями или пораженным суровыми временами. Разумеется, не с первого и даже не со второго выступления, но знать об этом и не отделять себя от зрителя очень важно.

И второй пункт — опыт, его нельзя получить, не выступая, он не теоретическая дисциплина. С ним танцор готов ко всему, что окружает сцену, и может донести весь «вкус» исполняемого до аудитории, не расплескав от волнения или внезапных происшествий.

Итак, подготовка к выступлению в Москве стала не только борьбой с «новой» хореографией на троих, сколько наблюдением за процессами в голове — чего именно я боюсь? на чем нужно максимально сосредоточится, а что можно отпустить? как все спланировать? Жаль, что я осталась теоретиком, но это был полезный месяц.

Танцующие слоны - Индия, разумеется

Видео как обучающий прием

Если приглядывать за танцорами в соцсетях, то видно, как часто они постят короткие видео с репетиций — смешные, серьезные, соло и групповые. Это не самолюбование, а маленький кусочек айсберга методического приема «сними себя и проанализируй».

Мой топ-5 репетиционных видео:

1 ♥ Великий и ужасный Паршванатх Упадие (Parshwanath S. Upadhye).
Он любит больше фото, чем видео, но то, что есть — вау! Вот, например, его эксклюзивные джати на фантастической скорости — ссылка.

2 ♥ Комала Кумари (Komala Kumari Mayshark Patel).
Знаменита (помимо отличного бхаратанатьяма!) умением потрясающе носить сари, танцевальными челленджами (вроде месяца ежедневных занятий) и тренировками дома (когда не в Ченнае) — ее прихожую с велосипедом на стене я вижу достаточно часто: ссылка. Текст, сопровождающий пост, тоже сильный и больный, и музыка знакомая! А вот с этой шутки иногда смеюсь сквозь слезы — ссылка2.

3 ♥ Баваджан Кумар (Bhavajan Kumar).
Я писала о нем, как о молодом и перспективном танцоре, тогда же и подписалась в соцсетях — он активно преподает, выступает и участвует в разного рода коллаборациях. Я запомнила его выступление на Маха Шиваратри этого года в Чидамбараме — он танцевал ровно тот же танец, что и девочки Ирины Искоростенской на своем концерте, посвященном этому празднику, в той же хореографии Лилы Самсон. Bharatanatyam&Internet — connecting people (c). А вот его последнее видео — тиллана Dhanashree под живой аккомпанемент и вокал: ссылка.

4 ♥ Киранмей (Kiranmayee Madupu).kiranmayeemadupu.com
Еще одна жизнерадостная танцовщица с потрясающим чувством юмора, ее слогану #aroundtheworldinaramandi я даже немного завидую, в инстаграмме постит разное (от обучающих видео о сценическом макияже до селфи с звездами танцевального мира), а вот в сториз часто выкладывает свои тренировки, например, такие: ссылка.
И маленькое дополнение — Киран приезжает в Россию на Чемпионат мира по футболу (как болельщица!), но даст небольшой мастер-класс и концерт, 27 июня в Москве.

5 ♥ Кассиет (Kassiyet Adilkhankyzy). Эта девушка из Казахстана училась в Ganesa Natyalaya вместе с Нехой Батнагар и теперь выступает по всему миру, постит часто и интересно, но я запомнила ее, ныне удаленное, видео — запись музыки для хореографии или Рамы, или Сароджи Вадьянатхан. Касси беззвучно танцевала на ковре в студии звукозаписи перед музыкантами и певцами, чтобы они видели движения и правильно расставляли акценты. Узнаете этот зал? Ссылка. А ее недавний пост про носки??

Это, очевидно, бхаратанатьям, а из соседних стилей отмечу Дарью Ларину (одисси) и «Radance company» (катхак) — их видео не только красивы для неспециалистов, но и полезны для студентов, изучающих эти стили.

Лучше один раз увидеть (свои ошибки на видео) чем сто раз услышать (замечание от гуру).

Апсары обоего пола выше — танцоры состоявшиеся, и могут себе позволить от души делиться репетиционным процессом и даже некоторыми ляпами, а вот начинающим лучше работать с материалом в частном порядке с преподавателем или другими довереными лицами. Расстояние между тем, как ты думаешь, что ты танцуешь и тем, как оно на самом деле, надо сокращать, и лучше это делать на репетициях, с запасом времени на осмысление и корректировки, потому что увидеть все свои (вполне поправимые!) косяки на видео с концерта — не самая приятная штука. И не стоит забывать о положительных сторонах — что получилось лучше всего? Хорошая линия рук? Улыбка? Араманди? Знать свои сильные стороны иногда важнее чем слабые 🙂

Маленькое чудо

Удивительные фотографии Джона Винка из истории индийской классики (полная галерея по ссылке). 79 окошек в прошлое, но с узнаваемыми лицами. Скольких из них вы знаете?

Это страшное слово «репертуар»

Думаю, не случится ничего страшного, если я кратко запишу свой текущий набор танцев в работе — для истории 🙂 Каждый из них, хоть и находится в разной степени готовности, уже стал почти родным — столько часов было потрачено, столько пота пролито. И как очевидна становится бесконечность обучения — нет у нас глаголов совершенного вида.

Алларипу

Первым «от начала и до конца» танцем стал алларипу, и у него была драматическая история. Когда после полугода как-бы-бхаратанатьяма я поехала в летний лагерь в Айнажи (Латвия), он был включен в программу для начинающих и я предвкушала, как наконец-то выучу первый item из сценического репертуара. Реальность оказалась шокирующей — каждое движение имело множество технических нюансов и скорость, и применить их сразу для человека, который знал полтора адаву, оказалось не под силу. Этот алларипу был не классической калакшетровской редакции, а довольно женственной и лукавой хореографией от Пилле Рооси (Эстония) и запал в душу именно мягкостью. Я влюбилась по уши, но отложила в дальний ящичек — не убежит.

Алларипу «домашний», Калакшетра-style, но в редакции Лилы Самсон, уже у Димы Змеева, прорастал постепенно, после почти года базовой подготовки, мы начали разбирать и отрабатывать адаву, входящие в него, медленно и тщательно. В какой-то момент осталось только присоединить «вступление с глазами» и начать вписываться в музыку. Тогда я уже теоретически знала, что этот вроде бы незатейливый танец — вторая (после пранама) визитная карточка танцора, и практически поняла, как много он требует техники и базы, но получалось не всегда как хотелось. С алларипу я первый раз столкнулась с разницей в понятиях «выучить» и «мочь исполнять».

Выучить — это знать последовательность движений, их смысл, счет, и воспроизводить под таттакали или собственный речитатив (или под музыку, но «грязно» и нестабильно).
Мочь исполнять — проделывать все тоже самое, но чисто и только в музыку, по первому требованию, довольно продолжительное время (годами).

Шлоки

Вишну и ЛакшмиПервая шлока — Shantakaram, о Вишну, возлежащем на змее и его прекрасной супруге Лакшми, — была выучена так же в лагере (помню, как бродила вечером по зеленой лужайке на границе Эстонии и повторяла текст) и стала «нулевым» выступлением (2016). В одолженном костюме и салангай, с огромной помощью в макияже и прическе, в почти обмороке, с косящими на «главного» танцора глазами — но все-таки выступлением. С ней я училась действительно видеть что показываешь, изображать бога и держать изо всех сил ось, это было обучение от сердца.

Вторая — Angikam, о Милостивейшем и его атрибутах — сияющих звездах в прическе и звуках голоса, которыми являются все звуки Вселенной. Ее учили дома, и она стала более «от ума» — углы, линии, логика движения. Не то чтобы Лариса не учила геометрии, а Дмитрий не упоминал об эмоциях, нет, но направления обучения были диаметрально разным, вместе создавая объемную картину красивого и сложного при всей его маломерности танца.

Джатисварам

Этот технический танец появился в репертуаре благодаря желанию привезти в лагерь 2017 года нечто «взрослое», и за полгода до часа Х я начала его учить под руководством гуру-джи. Давался тяжело, шел медленно, ковал характер и мужество, выгрызал иногда нутро, но в какой-то момент пазл сложился, открылись красота и логика. От первых sa… вырастали крылья, и тирманамы летели один за другим до финальной позы. В ней я обычно оказывалась красной, пыхтящей, с дрожащими руками и ногами, но очень довольной. Появилась единица измерения выносливости — Джт/час.

С джатисварамом я познала двойственность собственного разума максимально наглядно — кажется, что знаю его наизусть, разбуди среди ночи — и станцую, еще лет десять буду помнить, а через минуту уже бежишь с криком — сенсей, все пропало, я забыла весь танец!!!

Jathiswaram — чисто техническая композиция, во время которой танцовщица показывает различные ритмические схемы, демонстрирует гибкость и силу своего тела, аккуратность движений при высокой скорости. Само слово «джатисварам» состоит из двух слов: «джати» (jati, jathi) что значит «вариация» и «сварам» (свары — ноты, последовательность нот), то есть фактически джатисварам — это «вариации гаммы нот» выбранной раги.

Выступление с ним было не столько про технику и красоту, сколько про «выйти, не запутавшись в костюме» и «не свалиться в прыжках и поворотах», но улыбаться я не переставала. Тогда, в августе, казалось, что это наивысшее качество, которое я могу выдать после полугода регулярных тренировок. И как водится в бхаратанатьяме, это оказалось неправдой — ненадолго отложенный осенью, джатисварам стал получаться лучше и удобней сейчас, и потенциал к дальнейшему улучшению виден невооруженным взглядом.

Маллари

Еще один танец-долголежатель, его преподавала в моем самом первом лагере Шалини Шивашанкар (владеет школой в Лондоне Upahaar School of Dance). Считался легким, весь МК занимал два часа — час на технику и час на шлоку, плотно примыкающую к технике, и наверное, был таковым для продвинутых участников, я же, с квадратными от непонимания глазами, еле выжила на первой части и проревела в туалете всю вторую.

До полноценного изучения добралась только сейчас, спустя три года, с наработанной базой адаву и джати, но до сих пор втанцовываюсь в его вполне взрослую скорость.

В хореографии видна настоящая история, маллари — один из танцев, которые первоначально исполнялись только в храмах, и лишь сильно позднее вышли на сцену, музыка (ритм) не менялась уже много сотен лет. Он непривычный после того бхаратанатьяма, который сейчас считается классическим — не всегда симметричный, с странными переходами, но при этом очень компактный и крепкий.

Еще я люблю его за то, что под начальные taaa dhiii tumm namm в зал дома культуры г. Айнажи Лимбажского района скромно пробирался в первые ряды невысокий худенький парень в белоснежном дхоти и кантхималах — Гаура Натарадж. Тогда я увидела человека, из-за которого и начался мой путь в танце, первый раз не на экране компьютера. 🙂

Пушпанджали

Увы, пронесся мимо со скоростью паровоза — он, несомненно, был «взят» (ага, «выучен»), но на сегодняшний день утрачен. Тем не менее, все равно считаю его полезным упражнением, из которого можно вынести несколько логических принципов построения группы и джати-связки.

Шабдам

Кришна-пастушокКлассический шабдам, танец-рассказ, традиция в чистом виде — «Ayar Sheriyar«. Его мы учили всей группой почти 8 месяцев и до финала, прямо скажем, добрались не все. Актерское мастерство, та самая абхиная, давалась нелегко, а сочетание ее с техникой только усугубляло положение. Честно говоря, я полюбила его не сразу — если воспринимать микродвижения тела (которые громко «говорят» вместо слов — для аудитории, слов не понимающей) и лица как спорт, то чувствуешь себя плохой резиновой куклой, переигрываешь и мучаешься. Но когда в голове уже оформился порядок движений, и не надо мучительно думать о руках и ногах, то игра лицом становится действительно игрой! Каким Кришной ты будешь на очередном повторе — тринадцатилетним сорванцом или красавцем постарше? Твои гопи буду стесняться или вовсю стрелять глазами?

Интересно, правда? Но становилось еще интересней — когда движения стали накладываться на музыку с точностью до самого маленького звона наттувангама. Не механические марионетки, но естественно попадающие в ритм жесты, улыбки и аттами. Именно тогда стало «вкусно» повторять раз за разом, вслушиваясь в музыку и выискивая новые и новые соответствия.

Shabdam — здесь впервые в танце появляется интерпретируемый текст и демонстрируется актерское мастерство — абхиная. Танец состоит из перемежающихся фрагментов: с одной стороны сюжетный танец с песней в качестве аккомпанемента и с другой — техника под речитатив.

Подготовка к базару с новой раскладкой по ролям и укороченной версией больно ломала привычный порядок движений, а количество повторений всё-таки немного снизило мой энтузиазм, и сейчас при первой строчке я еще морщусь, но, думаю, это скоро пройдет. «Ариер шериер» классный 🙂

Быть танцором — как это? Кончился спектакль — и твое прекрасное тело, воспитанное ценой невероятных трудов, умеющее то, что обывателю и не снилось, облачается в человеческую одежду, куртку, ботинки — и ты уже ничем не отличаешься от прохожих на улице. Твое лицо почти не узнают, хорошо, если помнят тело. Возможно, ты всю жизнь протанцуешь в толпе на фоне, и тебе так и не дадут главное соло. И все же множество людей трудятся у балетного станка, не покладая ног, терпят растяжки и неудобные позы, мучаются профессиональными проблемами менисков и связок. Не имеют никакого права подскользнуться на гололеде под угрозой потери профпригодности. Танцоры уходят на пенсию рано, и это не зря. Жестокое по своей сути искусство принадлежит молодым, еще верящим в свое бессмертие.

Сама принадлежность к танцу дает ничем не заменимое ощущение счастья.

Это и телесное наслаждение, и соприкосновение с чем-то совсем нетелесным. Танец — нематериальная вещь. Это игра человеческим вниманием при помощи фигур умолчания — положений тела в пространстве. Тело — самый удивительный на свете инструмент, единственное наше настоящее владение. Тело — сосуд духа, и дух просвечивает через его материальные формы. Иначе — не покажется ли вам странным восторг одних от того, что они смотрят, как двигаются другие? Не смешно ли было бы наслаждаться зрелищем того, как другой, скажем, ест? Понятно, спорт — там хоть азарт, победа и поражение. В танце выигравших нет, зато проигравшие порой попадаются. Это те, кто по каким-то причинам лишился возможности танцевать.

Танец — радость. Сам по себе. Разговор с Богом внутри и с собой в Боге, на глазах у зрителя или нет.

Впрочем, дрыгоножество и рукомашество может не выйти за пределы формы и тогда просто останется таковым. Может быть, в этом и интрига: преодолеет гравитацию конкретный сгусток протоплазмы или останется куском мяса? Но тем, кто вкусил невесомости, уже все равно, поставит ли пятерку учитель, зритель, критик.
Быть танцором трудно и прекрасно. Это гораздо лучше, чем быть зрителем…     (с) О. Арефьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*