Bharatanatyam dance camp — Salacgriva, Latvia 2018

Оглянувшись на все посты, что я писала о летнем лагере танцоров бхаратанатьям в Латвии, подумала, что как-то суховато получилось, будто в бюллетень «Красный корвей» строчу. А там ведь ого и даже ого-го! Поэтому в этот раз был план наделать много телефонофото без малейших стараний, понаписать сырых впечатлений почти дневникового характера и упаси Рама, никакого «рекламинга». Что из этого получилось — милости просим под кат, в пучину совершенно пристрастного описания самой прекрасной недели лета 2018.

В этом году родной дом культуры в Айнажи принять нас не смог, и мы переместились немного южнее, в Салацгриву. Основные компоненты танцевального лета остались, впрочем, такими же — сосны, море, свежий воздух, много-много танца с утра и до вечера, замечательные люди и живая атмосфера совместного сумасшествия. Добавилась средняя школа (как место нашего обитания и занятий) и кофейный автомат (мой личный фаворит для доброго утра).

День первый: А ты видела Раму?

Первый день всегда проходит немного сумбурно, случаются бурные братания в коридорах и дворах, на занятия врываются радостные доезжающие, кто-то непоколебимо обустраивается в кабинете математики, а кто-то просто бегает кругами и напевает что-то индийское. Предвкушение щекочет ноздри и холодит внутри, старые знакомые и новые друзья уже собираются в одной точке пространства.

Традиционно начали с разминки/знакомства, потому что людей много, имена у всех непростые, и налаживание связей нужно производить быстро и бхаратанатьямно.

Любимый и знакомый преподаватель из Эстонии, Пилле, привезла настроение. Она и сама — настроение. Каждый раз интересно, о чем будет класс и этим летом она говорила о внутреннем стержне танцора (в каждом из смыслов), гибком, грациозном, уверенном во всех позициях, во всех ситуациях. О жизни внутри танцевального движения и не только. О базовых вещах, которые не столько техника, сколько ощущение — пространства, тела, локтя коллеги, диагонали, точки и оси. Классы Пилле остаются в участниках как слой драгоценного перламутра внутри, даже если внешне мы не выучили чего-то нового и сногсшибательного…

В день вместился и урок пластики, оказавшийся больше уроком-медитацией, уроком-благодарностью, и технический класс, который легко и эффектно взрывал мозг калейдоскопом из кусочков адаву, попутно развивал командный дух и умение видеть и слышать еще не совсем родного, но уже товарища по лагерю. Начинающие потрогали Rama Virutham, странные условия первого дня не стали проблемой, а скорее новым обстоятельством, в которое каждый преподаватель вписывался по своему. Продолжающие впрыгнули в красивейший пушпанджали от Паршванатха Упадие, который если кратко, то сложный, а если развернуто, то вот так.

Завершила день двойная йога-стрейчинг. Ничего нового для практиков йоги, но полезно и приятно для взбудораженной непривычной обстановкой и обилием танца тушки.

День второй: Вуву-у

Плотный завтрак — начало большого дня? Как бы не так. Сгонять на море поплавать, прорепетировать до розовости, заклеить ноги, попасть под дождь и славно потупить с горячим шоколадом на лавочке — вот что можно вместить до завтрака. А потом отправиться сквозь лабиринты нашего пристанища (средняя школа!) на занятия.

Продолжили исследовать групповое взаимодействие — тема «про диагонали» на самом деле учила работать в очень ограниченном пространстве. Для слегка одичавших на соло обучении танцоров вроде меня было любопытно. Еще глубже погрузились с Ларисой в шлоку о Раме, великом царе, который хотел, и что характерно, стал идеальным правителем, строго следуя своей дхарме, и Сите, чей изгиб бедром и пальчиком давался не сразу. Я смотрела как учит любимый преподаватель, покрывалась мурашками и белейшей завистью.

Гаура Натарадж дас привез джавали, Saddu madalu от Рамы Вайдьянатхан, с безднами тонкостей и нюансов. Абхинайные классы другие — мы сидим (в кой-то веки), пишем слова с переводом и сурдопереводом, почти всегда преподаватель дает обширный экскурс во что, где, когда, зачем, почему и как. Например, отличия джавали от падамов и деварнама, и особенности положения девадаси, обусловившие появления такой лирики и вслед за ней танцевальных композиций. Затем — робкая практика — мысль за мыслью, фраза за фразой, эмоция за эмоцией.

Иногда Гауру сносило в примеры, а нас — в неконтролируемый смех, потому что naika оказалась первостатейным троллем, и Кришна наконец получил достойный отпор. Каждый внимательно рассмотрел и нахватался восторга от мгновенного переключения эмоций и настроений кое-кого в розовой майке на расстоянии буквально вытянутой руки (ноги). Глубина, естественность и достоверность — удивляться этому в полной мере можно только тогда, когда уже пробовал сам, и поверьте, это было о-бал-ден-но.
Гаура — сердце лагеря, маленькое танцевальное чудо, которое позволяет случаться. Именно с его классов (каждый год!) народ растаскивает жесты, фразы, ситуации (и локальные шутки для своих, более известные как мемы). Вуву, комплексная словоформа «соседи» (показывается разными жестами в зависимости от ситуации), тум-турум, тамильское зевание — в написанном виде выглядит сущей бессмыслицей, но свои понимают.

Для самых зверей лагеря впереди двухчасовое занятие пушпанджали. Для зверей поменьше море, чистый сосновый воздух и йога. И это даже близко не конец дня.

День третий: bend and stretch, bend and stretch

Состояние квадратности от непрекращающихся репетиций в разном составе, посыпанное собственными штудиями и танцами, которые давно хотел посмотреть, становится постоянным, ноги стерты примерно до колен, глаза по пять копеек, утро.

Гаура умудряется в свой технический класс доложить с горочкой ритмов, и я впервые что-то могу, успеваю и понимаю. Всего-то делов, понять, что я обрабатываю ритм не визуально и не аудиально, а кинетически.

Вечером мы встречаем еще одного учителя — Ипшиту Раджеш из Швеции.

Ипшита привезла кругленькое и хорошенькое (как она сама 🙂 ) пушпанджали Kapaleeshwara, хореографии Гаури Аммаль, одной из последних девадаси Ченная, и заставила знатно попотеть, укладывая узоры счета и вроде бы простых движений.
Она — острая специя, взрывающая наш танцевальный вкус. Я видела, как кипел мозг опытных танцоров, когда тат тей там дит тей там делался с ритмическим твистом, как скрипели устоявшиеся правила бхаратанатьяма на нритья хастах, на чари, на каранах, на другом, но не менее прекрасном, чем обычный, бхаратанатьяме. Она же пересыпала разговоры интересными историями, няшным тамильским акцентом и совсем невероятными приключениями из своего богатого опыта. Знающая, глубокая, но при этом совершено лишенная звездности и снобизма, самая крутая цыганка в городе, бесстрашный пловец и неутомимый инстаграммер, ее присутствие делает нас богаче и вкуснее.

И не только на уроках — в «ночном» мы успели обсудить тему смертности и отношения к ней в разных культурах, спеть на латышском с хаста-переводом и узнать, например, о том, что Натьяшастра была создана как средство коммуникации между разными, узко говоря, варнами, чтобы в развлекательный форме обучать и связывать. И Ипшита видит в этом цель и смысл бхаратанатьяма, когда танцор на сцене может «дотянуться» до максимального числа зрителей. Еще одна интереснейшая дискуссия завязалась после просмотра TED Рамы Вайдьянатхан о танцевальной традиции и как она ее видит, о прошлом бхаратанатьяма, каким оно могло быть и каким осталось в источниках, о влиянии на него балета и о чувственности садира старой школы, о работе с детьми и взрослыми другого культурного контекста, о готовности зрителя чувствовать и о способности донести эти чувства со сцены…

День четвертый: Как оно вообще?

На четвертый день жизнь устаканилась, все пошло (казалось бы) своим чередом — караны утром, Рама и Кришна днем, пушпанджали вечером, щедро сдобренные едой и репетициями в свободных углах. Но дыхание «большого» прогона на сцене и концерта делало привычное немного нервным. Лагерь стремительно подходит к концу, а самое важное все еще не случилось.

В части меня просыпается fashion блогер, невозможно волноваться сутками в ожидании заветного «ну, ты готова?», и мозг хватается за любую возможность. Вот, например, Гунта из Латвии. Про нее можно уже книгу писать (чего стоит ее появление в лагере прямиком с Эльбруса, еще даже горный загар не остыл), я залипла на ее нарядах — стильнейшие сочетания латвийских и индийских мотивов, льна, шерсти и чистых цветов.. Каждый день как модный показ, но без малейшего усилия. Или Вайда из Литвы, но уже давно гражданка мира, на всех занятиях тормозила глаз не только безупречнейшими локтями (танцоры бхаратанатьяма поймут), но и легким ченнайским флёром, чем-то таким определенно неопределенным. А Лариса? По прежнему предпочитает сальвар камизы, но сочетания цветов и силуэтов могут затмить любое сари. Идеальная гармония внешнего и внутреннего. И как же я жалею, что не снимала это все специально.

Уроки ускоряются и уплотняются, потому что хочется закопаться в детали, но время поджимает, мозг отказывается вмещать новые знания, а руки и ноги — шевелиться им в такт. Писать, рефлексировать и думать — потом, ужин на бегу, почти в машине, мы едем на генеральную репетицию в дом культуры. Все очень солидно, свет, звук, можно еще раз посмотреть то, что видел в коридорах. А потом — еще репетиции, «набивание» виртуальных чемоданов впрок, танцы, танцы, танцы….

День пятый: Концерт

Слова кончились, вспоминаю тот день по обрывкам фото и видео — последние такты озорного джавали, еще немного Рамы и его дивного счета на 5, изысканность каран и скорость древнего todaya mangalam… Продолжаю работать фотографом и оператором, на концерте как вдохнула на пушпанджали, так и выдохнула на Ardhanareeshwara. Лучшее, любимое — Bho Shambho, тиллана kadanakuthuhalam, Аnanda narthana ganapathim, Narasimha kauthuvam и еще, и еще…

Неделя кончилась, впереди долгая дорога домой, ночные туманы под Ржевом, разбор фотографий и видео, планы на следующий год и ближайший месяц, теплый чат и новые друзья, с которыми только предстоит списаться как следует. Одно время у меня была идея-фикс рассказать всем-всем-всем, какой лагерь замечательный и притащить туда максимальное количество танцующих. Взрослею (умнею) — атмосфера  в Латвии подойдет не всем, но те, у кого «щелкнуло» с людьми и настроением, будут возвращаться раз за разом. И правильные новые человеки появятся сами, совершенно невообразимыми путями.

Лагерь счищает с тебя наросшие за год, как ракушки, предрассудки, одиночество, самоуверенность и диковатость, полирует мягкой тряпочкой заботы и внимания учителей и коллег по танцу, позволяет максимально раскрыться, создавая почти невыносимый физический стресс в комбинации с самыми восхитительными душевными условиями. И вот ты уже сияющий и готовый на новые подвиги, хореографии и отношения. До встречи в 2019, divine people!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*