Калпана Верма (катхак) в Москве

Исполнитель катхака больше музыкант,
чем танцор.

За что я нежно люблю наш московский индийский культурный центр вместе с посольством? Они тихо, без шума и пыли, привозят в Москву прекрасных танцоров, устраивают концерты и мастер-классы (совершенно бесплатно!) и умудряются создать душевную атмосферу. Не очень люблю, впрочем, за излишнюю «бесшумность» — о МК Калпаны Верма 20 августа я узнала практически случайно. Немного слов и фотографий, как обычно.

Калпана Верма — ученица легендарного Бирджу Махараджа, начинала учиться в его доме по старой традиции гурукул (когда ученик живет у гуру как младший ребенок), ей тогда было не больше 5 лет. Она фактически танцует всю свою жизнь, сначала как студент, потом как профессиональный исполнитель, а в последние десятилетия как преподаватель и хореограф.

Конечно, МК в два часа это, скорее, знакомство и прикосновение, нежели «серьезное» обучение, но жизненная мудрость и живая традиция в лице этой невысокой красивой женщины (назвать ее бабушкой не повернется язык) была впечатляющей. Калпана Верма говорила, в частности, о том, что разделение катхака как стиля на школы довольно условно, и произошло лишь потому чтобы выделить и подчеркнуть особенности гхаран, а не для того, чтобы выяснять, кто «чище», «правильней» или «лучше». Стиль Лакнау, к которому она относит себя, отличается страстью к украшению не только технических элементов, но и абхинаи, и может быть чуть большей стилизации, ведь именно она превращает обычные движения, вроде указывания пальцем на сорванца Кришну, в танцевальный жест.

Еще один интересный взгляд на природу взаимоотношений в искусстве — артист(человек) не чувствует себя целым, и объединяясь с другими танцорами для выступлений и танцуя залу, он (она) как бы добирает себя до 100% и «подтягивает» одновременно тех, кто рядом. Круговорот энергии и любви в природе — ты любишь зрителей, они отвечают тебе тем же, ты прикасаешься к стопам учителя с благодарностью и любовью — и он возвращает это, благословляя тебя. Танцоры — одна семья, и нет нужды искусственно строить стены.

Поскольку в катхаке я все еще совершенно не разбираюсь, то оценить (господи, да хотя бы пересказать)  обучающую часть не могу. Делали немного техники, считали, танцевали то, что считали, выучили несколько элементов, показывали деревья ( 🙂 ), смотрели абхинаю — замечательно проводили время. Отдельно отмечу чудо-переводчика Анну (по совместительству солистку Культурного центра им. Дж. Неру), она не только внятно и по существу переводила с двух языков (с полным пониманием терминологии катхака!), но и делала предлагаемые задания. Это было круто!

Мастер-класс по ощущениям оказался именно большим семейным вечером — участники давно и хорошо знали друг друга и тему, преподаватели Ашвани Нигам и Дхармендер Гаутам помогали гуру и сами веселились от души, начинающих и любопытных перворазников  тоже не оставляли за бортом. А наличие большого числа маленьких участников только добавляло атмосферы. Одно слово — семья!

Я попросила Анну Сорокину (танцовщицу катхака и руководителя студии «Дивьянари», г. Алматы), которая так же участвовала в МК, его прокомментировать:

Приезд мастеров такой величины для нас всегда грандиозное событие.

Кальпана Верма танцовщица, хореограф и гуру катхака высочайшего уровня, с более чем 50-летним опытом в танце. Она была одной из первых учеников Бирджу Махараджа, а ныне возглавляет собственную школу исполнительских искусств — Калахету, в Нью-Дели. Поэтому все мы, конечно, не могли поверить такому сюрпризу, как ее неожиданный мастер-класс.
Уровень сложности был вполне доступным для начинающих (не нулевого уровня, конечно, а для освоивших базовую технику). Но и для танцоров с более серьезным опытом каждая секунда общения с Мастером бесценна. Даже самые первые базовые движения она делает очень особенно, в мельчайших нюансах виден ее яркий индивидуальный стиль.

Все амады и тихаи, которые она показывала, были очень не сложными по хореографии и на доступной скорости. Но, как говорится, дьявол в деталях ) Именно эти едва различимые детали, как например, положение руки, наклон головы или корпуса — делали простые вещи в ее исполнении уникальными шедеврами.

Сама Кальпанаджи — такая миниатюрная и в то же время в ней чувствуется огромная внутренняя сила, даже властность. Настоящая Гуру. По поводу габаритов: лишний раз убеждаюсь, что небольшой рост в катхаке смотрится гораздо выигрышнее, а такие дылды, как я, с трудом вписываются в традиционные эстетические рамки ((

Удивительно, что человек, проживший всю жизнь в катхаке, после стольких десятилетий говорит о нем так восторженно, с огнем в глазах, как у неофита ) Она искренне желала поделиться с нами Красотой, которой она посвятила всю себя. И, мне кажется, ей было с нами интересно — она была готова общаться еще хоть полночи, если бы работник посольства не поторопил ее закругляться.

Прозвучал очень важный для нас призыв к отказу от негласной конкуренции гхаран и единению танцоров всех школ катхака как одной большой Семьи . В тот вечер, не знаю как другие, но я чувствовала себя, действительно, как дома, в большой дружной семье ) Присутствие двух наших самых известных московских гуру — Ашвани Нигам, представляющего Лакнау-гхарану и Дхармендры гуруджи от Джайпур-гхараны, и то, как вместе дружно и весело они помогали Кальпане-джи вести мастеркласс — все это создавало удивительно теплую и домашнюю атмосферу.

Для интересующихся историей и терминологией катхака оставлю ссылку на выдержку из книги Лилы Самсон «Ритмы радости» и небольшую статью Елены Тарасовой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*