Концерт Jolly Mathew в Москве (бхаратанатьям)

Осень — богатое время на события в мире индийского классического танца. С традиционными мастер-классами приезжает Суджата Мохапатра (о ее уроках в 2016 я уже писала), и проводит почти две недели, неустанно полируя мастерство старших учениц и новичков стиля одисси, в Петербурге (и Самаре) выступает богическая Киранмэй (бхаратанатьям), гремят конкурсы, приуроченные к Дивали в индийском культурном центре — и это не считая величественной «Sapt Rahasya», большого танцевального проекта от фонда «Нритья сабха».

Среди этого многообразия внезапный концерт в посольстве Джолли Мэтью, исполнителя трех стилей классического танца, мог легко остаться незамеченным, но! — спасибо Культурному центру им. Дж. Неру за анонс.

Продолжая  «философские» обзоры, напишу первый абзац для тех, кто заходит на сайт за информацией и новостями. Джолли Мэтью известен тем, что является одним из немногих мужчин, танцующих мохиниаттам — классический танец Кералы, считающийся абсолютно женской территорией (даже среди преимущественно-женской классики). Кроме того он исполняет бхаратанатьям, кучипуди и редкие виды региональных танцев, преподает в собственной школе, дает лекции за границей и делает танцевальные постановки.

В Москве Джолли провел небольшой мастер-класс для узкого круга участников и выступил в посольстве. Программа включала 2 танца из репертуара бхаратанатьям — Ганеш стутти и Кали каутувам, мохиниаттам был представлен варнамом о Кришне и историей, иллюстрирующей 8 типов героинь, ahta naika, в которой без павлиньего пера также не обошлось. Кучипуди — тарангам, танец на тарелке, и предваривший его сюжет о победе над Камсой.  Завершила вечер трогательная история о Савитри и ее супруге Сатьяване в стиле мохиниаттам.

Об уроках, праве судить и гендерном равенстве

Я часто (но не всегда) делаю «домашнюю работу» — перед концертами гуглю детали биографии и видео, и канал Джолли Мэтью произвел не самое благостное впечатление. Зацепив краем уха скептицизм некоторых опытных товарищей касательно мужчины, исполняющего мохиниаттам, и загрузившись собственными предубеждениями — три стиля сразу, когда люди годами полируют один (и то не достигают совершенства) я пришла в посольство суровой собакой-подозревакой. Отмененное из-за внезапности выступления занятие и квадрат светил никак не улучшали настроение. Хорошо, что целительное воздействие рижских друзей учит осознанности, и, пронаблюдав как мурти Натараджи передвинулось прямо напротив, пришлось включить не бабку-на-лавке, а вдумчивого блоггера.

Перед сценой появляется танцор, скромный и улыбчивый, зажигается традиционная лампа, и я вижу, как он обращается к божествам, касается сцены, прося о хорошем выступлении. Есть ли в этих минутах место раздраженному зрителю? Нет, нисколько.

Чистые линии, красивые руки, хотя и без привычного натьяарамбе, выразительное лицо — Джолли  погружается в воображаемый мир, где Ганеш убегает от Парвати и объедается сладостями. Он на наших глазах строит мир, где можно быть грозной Кали, чьи ноздри раздуваются в гневе, или стеснительной гопи, умащающей себя сандаловой пастой. Видит ли он скептического зрителя, шуршащего фантиком, или все внимание, все существо танцора следует за талам и историей?

Можно ли понравится и угодить всем? Нужно ли к этому стремиться? Кто решает за человека в зале, будет ли он играть с танцором или продолжит «выставлять баллы» за артистизм, технику и программу? Когда появляется право судить — вслух или про себя? Судить или отмечать недостатки с рефреном «чтобы я так никогда НИКОГДА не делал»?

«Еще один» концерт стал иллюстрацией к Бхагават-гите и уроком — артист смиренно приносит плоды своего многолетнего труда, танцует от всего сердца, делает то, что должно, а результат — удовольствие зрителя — от него не зависит. Мой скепсис быстро таял от подкупающей искренности Джолли Мэтью и той полноты, с которой он погружался в вымышленные истории. Некоторые моменты насмотренный глаз все же подмечал, но… и что? За ним интересно наблюдать — большая базовая подготовка в мохиниаттаме выливается в плавные движения, мягкие шаги и общую гладкость. Интеллигентная, но яркая абхиная, кротость и радость от танца, от возможности подарить эту же радость зрителям — вот что я увидела…

Ожидания, которые сильно отравляют жизнь, мешают видеть ее реальную, с ошибками, несовершенствами и настоящей красотой, отступали. А финальная история Савитри, которая преданностью, любовью, и отчасти хитростью вернула мужа  с того света, обставив самого Ямараджа, поставила заключительный восклицательный знак. Ожидания развернулись на 90 градусов 🙂

Единственным крайне прискорбным моментом концерта стало ведение/конферанс/объяснения — настолько слова, интонации и акценты расходились с исполнителем и тем, что он показывал. Например, девушка прихорашивается, надевает украшения и ждет своего божественного возлюбленного. Он (конечно же Кришна!) уже стучит в дверь и мы видим смену характера героини — теперь это уже не ветренная кокетка, а уверенная в себе и мужчине женщина, которая знает, что хочет в отношениях, и уверена, что получит. Восемь героинь, неисчерпаемая тема классического танца — от робких до гневных и скорбящих, и Джолли оказывался гармоничен и трогателен в каждом из образов…

Так почему же в переводе (не самом грамотном) зрители слышали нечто насмешливое и почти похабное? Что же забавного в том, что героиня оскорблена и рассержена, увидев «метки любви» соперницы? Yahi, Madhava, yahi, Keshava — отголоски этого аштапади явно светились в танце, потому что и мохиниаттам, и бхаратанатьям (да и все стили, если уж на то пошло) используют одни литературные источники и «методология» образов, базирующаяся на Натьяшастре, схожа. Поэтому когда функции переводчика-рассказчика взял на себя кто-то из зрителей и корявый подстрочник стал таки сказкой о любви и преданности, я вздохнула с облегчением.

Еще одной крупномасштабной свиньей, подложенной танцору, стала музыка, двоящаяся в мониторах. Так бывает, если не выключать микрофон во время выступления, или тыкать лишние кнопки на пульте. Представьте, каково танцевать в ритм, которых два. Джолли справился (поскольку он профессионал и опытный исполнитель), иногда музыку включали нормально, но… но. Так нельзя.

А про гендерное равноправие я напишу в другой раз. Потому что чисто технически отличия не настолько велики, чтобы с серьезным лицом говорить «об особой женской пластике, недоступной мужчинам» или наоборот. Нам — людям — доступно все. И Джолли Мэтью это убедительно показал.

Ссылки:

Официальный сайт

Страница на Фейсбуке

Группа вКонтакте с московскими видео и фотографиями

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*